Сазонова И.М. Жертвы гардасила Часть 3 - О прививках - Каталог статей - Цветы на асфальте...
Понедельник, 20.02.2017, 05:12
Приветствую Вас Гость | RSS
Категории раздела
Федеральные законы [5]
регламентирующие права граждан в области охраны здоровья
О прививках [21]
статьи независимых авторов о вакцинопрофилактике
Мои статьи [13]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » О прививках

Сазонова И.М. Жертвы гардасила Часть 3

Письмо 22 Мелоди Симмс (Melodie Simms) (Берлингтон, штат Западная Вирджиния)
«Мелоди Симмс в 16 лет была здоровым, динамичным и живым подростком. Очень активно участвовала в школьных клубах, в церкви и в обществе. Она была отличницей. Впереди у неё было светлое будущее. В августе 2007 года после активной рекомендации её педиатром и моим гинекологом Мелоди получила вакцинацию Гардасилом.
Вакцина повернула её жизнь с ног на голову. Через 3 недели после получения первой дозы у Мелоди развились начальные симптомы. Основными симптомами были боли в нижних конечностях. Боли начинались в голенях и распространялись на бёдра, нижнюю часть спины и на середину спины. Боль при вдохе. Симптомы не улучшались, а продолжали ухудшаться.
Когда она лежала, появлялась отёчность. Отекли руки, ноги и лицо. Боль и покалывание, ощущение покалывания в руках и ногах. Мигрень, головокружение и трудности с концентрацией.
Вакцина полностью изменила её жизнь, и она не смогла принимать участие в деятельности, которую она когда-то проявляла. Мы должны были перевести её на домашнее обучение из-за большого количества пропусков в школе. Я вожу её к многочисленным врачам, но до сих пор мы не получили никакой помощи или объяснений её симптомов.
Мелоди страдает от действия этой вакцины уже в течение 2,5 лет до настоящего времени. Сейчас ей 18 лет. Ей удалось закончить среднюю школу, но это было нелегко. Её успеваемость снизилась, хотя она и старалась. Она не получила стипендию, ей было тяжело. Она должна была отказаться от деятельности, которую она так любила. Теперь она каждый день борется за себя.
Она планировала поступать в Университет, но была вынуждена отказаться и идти в колледж, потому что он находится близко к дому. Она каждый день изо всех сил продолжает бороться с множеством симптомов

В настоящее время её беспокоят:
• Увеличение акнэ
• Тяжёлые приливы
• Увеличение веса
• Выпадение волос
• Отёчность
• Сильная сухость во рту
• Депрессия
• Усталость
• Сильная невыносимая боль
• Тошнота
• Очень болезненный, нерегулярный менструальный цикл
• Боль в грудной клетке
• Учащенное сердцебиение
• Проблемы с дыханием
• Повышенная чувствительность к прикосновению
• Легко возникающие синяки
• Спазмы мышц
• Изменение зрения (размытость, трубчатое зрение)
• Язвы на языке и щеках
• Боль в коленных суставах
• Проблемы со сном
• Проблемы с концентрацией внимания
• Снижение толерантности к физической нагрузке
Эта вакцина изменила жизнь нашей семьи. Мелоди является старшей из 4-х детей. Как матери мне очень трудно смотреть на то, что эта вакцина сделала с ней. И ещё сложнее от того, что я не в состоянии помочь ей или найти объяснение её симптомам.
Трудно смотреть, как ваш ребёнок страдает от ужасных болей и не быть в состоянии помочь. Кроме того, трудно знать, что ваш ребёнок страдает из-за выбора, который сделали вы. Вы думали, что этот выбор сделан, чтобы помочь ей, а вместо этого причинили ей вред.
Пожалуйста, помогите в распространении информации о данной вакцине. Расскажите всем, кого вы знаете, об опасности вакцины и положите конец ущербу, который она вызывает.
Эта вакцина наносит вред тысячам девочек. Вакцина должна быть снята с рынка. Число девочек, пострадавших от неё, растёт с каждым днём.

Письмо 23 Мариана Алексис (Alexis) 24 февраля 2010
Мы прикладываем все наши усилия, тратим время и деньги, которые мы можем себе позволить, чтобы информировать мировую общественность об опасности вакцины Гардасил
«Весной 2007 года Алексис была очень радостной, скромной и хорошо сложенной 13-летней барышней. В январе 2006 года ей поставили диагноз - диабет 1-ого типа. Она прореагировала на это самым положительным образом. Её врачи были настолько впечатлены тем, как хорошо она восприняла известие о своём диагнозе, что рекомендовали ей поставить инсулиновую помпу.
В течение всего этого времени она много работала и достигла почёта в школе и в образовании своих сокурсников относительно диабета 1-ого типа. За год до этого Алексис хотела посетить в Германии бабушку и дедушку. Мы не хотели этого делать из-за диабета, но её врач считал, что она была такой ответственной и зрелой, по сравнению с другими детьми своего возраста с диабетом 1-ого типа, что она должна поехать туда.
В марте 2007 года я повела Алексис к её педиатру, чтобы ей провели полное обследование перед поездкой в Германию. Тогда Алексис и получила первую инъекцию Гардасила. Алексис попросила, чтобы ей сделали укол в ногу, так как она предпочитала уколы в ногу. Мы не заметили никаких побочных эффектов в тот момент ...

Так как вакцинация Гардасилом состоит из 3-х инъекций, мы должны были вернуться в офис врачей для второй инъекции в июне 2007 года до поездки Алексис. Снова не было немедленных побочных эффектов. Пару недель спустя она уехала в Германию. Пока она была в Германии, почти всё шло хорошо. Её дедушка и бабушка сказали, что она ведёт себя немного странно, не характерно для неё, но они не считали это слишком серьёзным.
Когда Алексис вернулась домой из поездки, я заметила, что она не испытывала никакого отставания. Но я подумала, что как-то странно, что она не плакала (или не могла плакать), когда ей сказали, что наш 12-летний старый пёс скончался в то время, когда её не было дома. Она всегда была очень чувствительным ребёнком.
Шло время, Алексис вела себя всё более и более странно. У неё были неприятности в школе, и она была не в состоянии сосредоточиться или запомнить всё, что она узнала в школе. Я водила её ко всякого рода врачам, о каких только я могла подумать. Результаты каждого исследования, которое было сделано, были нормальными. Симптомы прогрессировали, стали ещё хуже. В этот момент её личность изменилась на 100%.
У неё развился гнев, и она кричала на меня и говорила мне, как сильно она ненавидит меня и нашу семью. Она сказала, что хочет, чтобы бы её приняли в детский дом и затем передали другой семье. Когда я сказала об этом, врачи и персонал школы говорили мне, что Алексис актёрствует и испытывает свои возможности. Я соглашалась со всеми из них.

Я знала, что там должно происходить что-то связанное со здоровьем, хотя и врачи, и в школе меня не слушали. Её охватывали сильные панические атаки ... её сердце стучало так сильно, что можно было увидеть, как её грудь двигается. Её беспокоили звук и движение.
Она будет говорить о «вещах, выглядевших смешно или странно». Она сказала, что лица людей вызывают у неё болезнь желудка ... - люди по телевизору, и все другие вокруг неё .... Она будет выглядеть так, как будто она не знала бы, где она была.

Вскоре я поняла, что она не спала ВООБЩЕ. Она находилась в своей комнате всю ночь. Говорила вздор, который никогда не имел смысла. Она стала толстой от еды, и, пока мы спали, ела всё, что она могла получить в свои руки. Я сначала не понимала этого, потому что Алексис была ещё довольно ответственной со своим диабетом и вводила себе инсулин, нужный для коррекции питания.
Однажды она высунула язык, и я заметила огромную шишку на стороне её языка. Она не помнит, как получила там рану. Сейчас, оглядываясь назад, я думаю, что это случилось тогда, когда у неё начались припадки во сне.
Я отвезла Алексис к её эндокринологу. В этот момент в офисе был психолог и её врач предложил попробовать поговорить с ней. На втором визите психолог Синди Петерсон пришла к выводу, что Алексис подверглась сексуальному домогательству пока была в Германии. Я была так расстроена и спросила её, почему она так подумала. Она сказала, что Алексис говорила об увиденной наготе в Германии ...
Я разговаривала с Алексис об этом в течение многих часов и по разным поводам. Алексис поклялась мне, что ничего подобного в Германии не было. Я разговаривала с бабушкой и дедушкой об этом, и они сказали, что ничего подобного не было.
Казалось, только один человек, кто так считал - это психолог Синди Петерсон. Месяцы спустя она извинилась за то, что «была неправа»!!! Но в тот момент каждый врач после Синди Петерсон верил её записям, и я получила ярлык - «мать-отрицатель». Синди посыла нас к другим психологам и психиатрам. Единственное, что они знали, что Алексис надо было бросить принимать антипсихотические лекарства. Ничего не работало ... ей становилось только хуже.
Она бросила всё, она ела, а потом не могла дождаться, чтобы есть ещё больше.

В январе 2008 года я снова отвезла её к педиатру, и она получила третью прививку Гардасила. Всё стало гораздо хуже. Две недели спустя мы вернулись в педиатрический офис... она теряла в весе 5 фунтов в неделю и не спала ВООБЩЕ.
Доктор послал нас в пресвитерианскую больницу. Алексис была госпитализирована и в последующие 4 дня ей провели исследование – анализ крови, МРТ, КТ. Всё было нормально. Мне сказали (ещё раз), что ничего медицинского с моей дочерью не случилось.
Они отправили её в кэйзменский поведенческий союз. Там её лечили как животное. Они давали ей много других видов антипсихотических лекарств (нейролептиков), ни один из которых не помог ей спать или прекратить рвоту. Они сказали ей, что если у неё будет рвота пищей, то она не получит ничего, чтобы поесть.
Они, казалось, не знают, как иметь дело с её диабетом и я должна была постоянно говорить им и показывать, что надо делать с этим. Её не допускали общаться с кем-либо из других детей и велели находиться только в своей комнате или ходить вверх и вниз по короткому коридору. Так как они не давали ей никакой пищи, когда у неё была рвота, они дали ей ведро. На 4-й день 2 медсестры были свидетелями того, что она ела свою рвоту из ведра.

После 5 дней нахождения там, когда мне сказали о её стабильности (?), я забрала Алексис домой. В тот день она не могла держать никакую пищу, и она не спала всю ночь.
На следующий день нам сказали, чтобы мы обратились к новому психиатру. Мы сделали это, и, скажу я вам, что дама была почти в слезах. Она понятия не имела, зачем мы были направлены к ней. Она сразу же, с места в карьер, увидела, что не сможет помочь Алексис. По её мнению, на нас ставили опыты.
Мы пошли домой и вызвали её педиатра с просьбой помочь нам ... она неохотно, но сказала, что она сделает несколько звонков и придёт к нам. Мы нашли её в детской психиатрической больнице. Это было в пятницу вечером, и они совместно с психиатром пытались подобрать Алексис препарат, чтобы она могла спать. Они дали ей высокие дозы тразадона (Trazadone), но она всё равно не спала.
На следующее утро я зашла к Алексис, она сидела в кресле в гостиной, а потом упала со слюнотечением и стонами. Когда я вошла, она медленно подняла голову и почти как в замедленной съёмке сказала: «Привет, мама». Я взяла её на руки и отнесла в комнату и пыталась заставить её лечь, чтобы она могла бы заснуть. Она начала дремать и я подумала: «Да, она собирается спать!». В течение 5 минут её лицо было сжато, словно от боли ... Её глаза дрогнули, и рот заполнился слюной.
В понедельник утром, когда явился доктор, я рассказала, что было с Алексис. Была сделана ЭЭГ, которая показала, что, на самом деле, имеются приступы, которые были сосредоточены в лобной доле. Это та часть нашего мозга, которая контролируют нашу личность! У неё так давно начались припадки, и никто этого не заметил, пока не сделали ЭЭГ!
Алексис провела следующие 6 месяцев в больницах. Ей сделали всякие медицинские исследования и тесты, какие только они могли придумать. ЭЭГ, КТ, МРТ, две пункции спинного мозга, биопсии мышц, тонны её крови были разосланы по всей территории Соединенных Штатов... был сделан каждый тест, который вы можете себе представить, и много чего ещё. Все результаты были нормальными.
Они определили, что она подверглась действию вируса и её организм вырабатывал антитела на атаку вируса. Но Алексис не была больна, у неё не было каких-либо симптомов наличия вируса или даже насморка. Вирус она могла получить только от вакцинации Гардасилом. Они также установили, что она страдала повреждением мозга из-за приступов.
По сей день она не в состоянии посещать школу. У неё каждый день и ночь почти постоянная судорожная активность. Она страдает от постоянной боли, а лекарство, кажется, не помогает.
Каждый день всплывает всё больше симптомов - онемение в руках и ногах, головные боли, ужасные боли, потеря контроля за работой мочевого пузыря (в настоящее время она должна носить подгузники для взрослых), запор (а, когда у неё есть перистальтика кишечника, то кал размером с грейпфрут, и надо каждый раз подключать туалет!), проблемы со зрением, потеря памяти, затуманенность мозга, хроническая усталость, судороги ног, боли в спине, головокружение, она повторяет одно и то же снова и снова, не помня того, что говорила это миллион раз. Она ничего не помнит – ни то, что ей говорят, ни то, что она видит. Её беспокоит учащённое сердцебиение, высокое кровяное давление ...
В 2009 году она провела 4 дня в Пресвитерианской больнице с сильным сердцебиением и чрезмерно высоким кровяным давлением. Результаты всех исследований были нормальными .... В ноябре я снова поместила её в больницу. Она провела там 6 дней, и ей сделали ЭЭГ и другую МРТ. Все врачи были сбиты с толку, и не знают что делать. Её невролог очень опытный, но он никогда не видел ничего похожего на симптомы, переживаемые Алексис.
У нас у всех разбиты сердца от того, что у девушки, у которой 3 года назад, как мы знали, была многообещающая жизнь впереди, эту жизнь отняли. Она никогда не будет такой же.

…Наш следующий шаг обратиться к взрослому неврологу, чтобы он посмотрел её историю болезни и решил, будет ли она кандидатом на VNS-терапию (терапия стимулятором блуждающего нерва - прим. переводчика). Это будет означать проведение операции по имплантации устройства в груди, которое посылает импульсы от её нервных окончаний в основание черепа, чтобы попытаться остановить припадки, прежде чем они становятся большими. Алексис боится и не хочет это делать, но я чувствую, у нас нет другого выбора, потому что ни один из противосудорожных препаратов не работает.
Адвокаты отказались включить Алексис в свой класс исковых заявлений, потому что её первые симптомы вначале были более «поведенческие», но мы теперь знаем, что было связано с припадками!! В эти дни я провожу много времени, пытаясь получить для Алексис специальное обслуживание, которое наше правительство предоставляет людям с травмами головного мозга.
Мне сказали, что Алексис находится на листе ожидания. Здесь, в Нью-Мексико, в нём более чем 47000 людей, и ожидание получения льготы для неё может занять до 10 лет, (но она отчаянно нуждается в этом СЕЙЧАС), потому что нет денег в фонде для поддержки людей, нуждающихся в помощи.
Это такой ужасный кошмар, я хотела бы, чтобы это был сон, от которого мы все могли бы проснуться!!! Но, к сожалению, это реально ... очень реально.
Спасибо, что нашли время, чтобы прочитать историю Алексис .... О некоторых из этих вещей очень трудно говорить, и, вероятно, трудно читать, но мы все должны знать, что происходит с нашими детьми и быть в состоянии принимать компетентные решения.

Письмо 24 (сокращённый перевод) Кристин Клулоу (Kristin Clulow) Ньюкасл, Новый Южный Уэльс, Австралия
«Во-первых, я должна сделать оговорку, хотя это сайт, посвященный жертвам Гардасила, не существует никаких медицинских доказательств того, что непосредственно связывает мои симптомы с вакциной, однако обширные личные исследования и мнения
высококвалифицированных медицинских работников указывают на один триггер – Гардасил.
Я должна также извиниться за длительные или слегка неточные описания. Эта статья просто моя версия событий, которые я испытывала в последние 18 месяцев. Это моя история. «Нас характеризует не то, что мы делаем, а то, как хорошо мы поднимаемся после своего падения».

Мне 26 лет. У меня было две прививки Гардасила - с мая по август 2008 года. С этого времени моя жизнь изменилась. До того, как я заболела, я работала на четырёх различных рабочих местах (100 с плюсом часов в неделю) - я работала в бухгалтерской фирме высокого уровня, где занималась маркетингом, также в школе искусств, где было более 450 учащихся, я работала в розничной торговле в газетных киосках в обслуживании клиентов, и подготавливала налоговые декларации. Я постоянно передвигалась между рабочими местами - но я это любила. В 21 год я купила свой первый дом, сделала в нём ремонт, превратив его в другой дом - трёхэтажное здание. Я постоянно в дороге и всегда ищу следующий проект.
Я имею степень бакалавра бизнеса (трудовые отношения/управление людскими ресурсами). У меня есть дипломы, полученные по завершению различных других курсов. Меня высоко ценили мои сверстники и руководство на моих рабочих местах, и я всегда считалась отличным работником.
Я была очень хорошо образована музыкально и художественно. Я закончила музыкальную школу по классу фортепиано и планировала получить квалификацию преподавателя по истории музыки. Я была в хорошей форме, здорова и занималась многими вещами. Я не пила, не курила, не принимала наркотики и не делать ничего, что могло бы нанести вред моему организму. У меня не было избыточного веса (мой вес 55 кг). Я любила гулять, заниматься спортом и общаться с друзьями. Я была экстравертом и очень общительной.

В марте 2008 года, за 2 месяца до моей первой прививки распался мой брак. Это событие не могло не вызвать напряжения и ухудшения в моей иммунной системе, которые могли бы оказать влияние на моё здоровье. Я переехала домой, получила новую работу и наслаждалась моей новой найденной жизнью.
В мае я получила первую прививку. Через две недели после этого, я упала на занятиях по каратэ и сломала мизинец левой ноги. Я была ограничена в движении, ходила на костылях, но на следующей неделе я начала новую работу в качестве исполнительного помощника управляющего директора в фирме развития собственности, поэтому я жила на обезболивающих в течение следующих нескольких недель и не высыпалась большинство ночей.
В этот момент я ещё ничего не связываю с Гардасилом. Я просто почувствовала себя на время неуклюжей. Вскоре после того как я отбросила костыли в августе 2008 года, мне сделали вторую прививку.
В сентябре, четыре недели спустя, у меня что-то случилось со зрением. В ночь на четверг мои глаза стали болеть, поэтому я сняла контактные линзы и надела очки. Это состояние продолжало ухудшаться до пятницы, глаза ещё больше покраснели, у меня ухудшилось зрение, и я пошла к окулисту, который сказал мне, что это из-за кожной царапины на моих глазах. Мне дали капли и крем, и сказали, чтобы я не напрягала зрение в выходные дни.
Я должна была работать на следующий день в газетных киосках, поэтому я поехала на работу (глупая идея!). Я пробыла там около 30 минут, но меня отправили домой, сказав, что надо пойти домой и отдохнуть. В этот момент мой глаз был совсем плох, поэтому я сделала это. Позже мне сказали, что я могла бы ослепнуть.

Через некоторое время мои глаза стали чистыми и всё стало прекрасно. Но постепенно со мной начало что-то происходить. Я начала чувствовать себя больной: появились утреннее недомогание и в течение всего дня тошнота. Я хотела бы смотреть на еду, знаю, что я должна поесть, но каждую ночь у меня была рвота пищей.

Я так устала, но не могла спать по ночам. Я начинала дремать, а, когда уже спала, то в самый разгар сна у меня начиналась рвота. Следует отметить, что я люблю поесть, но у меня, ни в коем случае нет булимии, - а тут я почувствовала, что-то похожее на неё. Я думала, что это просто ошибка, и что я быстро справлюсь с этим. Я пошла к врачам (туда же, где мне сделали прививки). Мне было сказано, что это было защемлением нерва.
Я упомяну в этот момент о том, что я ранее сказала своему врачу-терапевту о распаде моего брака и о последующих событиях, о сломанной ноге, и во врачебном офисе знали об этом до прививки, но, всё же, назначали её - и не предупредили меня о каких-либо потенциальных побочных эффектах.

У меня появилось чувство нарушения равновесия и координации, и я хотела это восстановить. Врач посоветовал мне вернуться и получить направление к невропатологу (опять-таки, я обращалась за помощью к тем же людям, которые сделали мне прививку).
Мне сказали, что пройдут месяцы, прежде чем я смогу получить направление на осмотр невропатолога. Мне с каждым днём становилось всё хуже и хуже, но я не могла понять, почему. Я чувствовала себя так, как будто отравилась. Я всё ещё безумно много работала, и на этой стадии потеряла свой почерк, что не есть хорошо, когда ты отвечаешь за организацию очень занятых людей!

Что ещё хуже, так это то, что я в настоящее время перетаскиваю половину своего тела вокруг, как будто бы у меня был бы паралич правой стороны. Я потеряла способность бегать, танцевать, прыгать и теряю способность ходить. Я ходила как утка, не могла держать обувь, и у меня не было равновесия или координации.

Мне пришлось научиться делать всё левой рукой. У меня были головокружения и обмороки. Я даже упала с бетонной лестницы. Я больше не могла ходить на каблуках. У меня появился тремор. Всё моё тело начинало трястись, я не могла даже нести питьё или тарелку с едой, не проливая её повсюду. У меня появилась затуманенность мозга и двоение в глазах, уменьшилось поле зрения правым глазом.
В ноябре скончался мой дедушка. В течение нескольких месяцев мой мир, который я знала, исчез - я потеряла всё, что имела - мужа, работу, мой дом, моё здоровье, члена моей семьи. Никто не должен пройти через это!
Я должна также упомянуть, что моя иммунная система получила прививку. Каждый рассказывал мне, что происходящее со мной – это из-за стресса, но я знаю, что это не так. Стресс не делает этого!

Мама отвела меня на консультацию к врачу, который тоже ничего не мог прояснить. Он просто при «странных» жалобах пишет направление к невропатологу. Невропатолог направил меня на МРТ и поставил мне на основании моих симптомов диагноз рассеянного склероза, хотя на МРТ не было никаких доказательств. Он назначил мне в течение 3-х дней внутривенную терапию метилпреднизолоном. Это лечение было малоэффективным. Я всё равно чувствовала себя больной.
Учитывая то, что на МРТ не было доказательств того, что у меня рассеянный склероз, я прошла кучу тестов, применяла восточные методы лечения и попыталась делать всё, чтобы заставить себя чувствовать лучше. Но всё это без прочного улучшения. Я прошла МРТ/КТ, рентген, ЭЭГ, УЗИ щитовидной железы, исследования на саркоидоз, рассеянный склероз, опухоль мозга, инсульт. Мне сделали две пункции спинного мозга, исследование потенциалов ствола мозга, многие анализы крови на волчанку и ВИЧ-инфекцию (среди прочих).

Я отказалась от работы в роли исполнительного помощника в декабре 2008 года, так как я не знала, что со мной происходит. Я знала, что это не нормально, но не знала, почему. В январе я пошла к невропатологу в Сиднее (профессор Майкл Хэлмеди), чтобы получить второе мнение.
Он сказал мне, что, по его мнению, и, по мнению других, в этом была виновата вакцина, так как к июню у него на консультации было уже шестнадцать девочек с подобными симптомами.
Все они получили прививку Гардасила!
Все эти девочки получили улучшение от лечения метилпреднизолоном. Я сообщила профессору, что это лечение прошла в ноябре, но не получила эффекта. Он признался мне, что такое лечение должно проходить в больнице в течение пяти дней. Сказать, что я была больна, когда вышла из больницы – это ничего не сказать. Я вспотела, у меня были галлюцинации, головокружение, нарушение координации, я не могла нормально говорить и нормально поесть. Я вернулась к своей прежней работе в газетных киосках и чувствовала себя с каждым днем больнее и больнее.

В следующие несколько месяцев (с 9 февраля по 9 июля) у меня наблюдалось дальнейшее ухудшение. Мои двигательные навыки ухудшились, речь стала гораздо хуже, а также появился тремор. Мои дни были полностью заняты работой, физиотерапией, врачами, сканированием, хотя надо было бы правильно питаться, делать физические упражнения, спать по 8 часов в сутки, работать 40 часов в неделю. Но это было невозможно.

По совету профессора Хэлмеди, доктора Катекар и доктора Майкла Барнетта (моего иммунолога) я вернулась в больницу на 5 дней для лечения человеческим иммуноглобулином – сандоглобулином (Sandoglobulin). Его надо было вводить внутривенно. Это лекарство, которое, как я считаю, спасло мою жизнь. Его надо было приобретать у компании, которая производит Гардасил в Австралии.

За несколько недель до больницы мне сделали эмиссионную позитронную томографию(PET), по результатам которой у меня было 2 основные проблемы - мои яичники были сверхактивными, а мой мозжечок, который контролирует мои двигательные функции, был выключен. Он не был больным, он просто был выключен, как лампочка. Я отказывалась в это верить. Оказывается, я была очень больной, и это заставило меня действовать более решительно.
У меня постепенно и медленно улучшается самочувствие. Мои дни в настоящее время заполнены тренажерным залом, трудотерапией, логопедией, приготовлением пищи и уборкой. Я обнаружила, что игровая приставка Нинтендо Вии (Nintendo Wii) является удивительной для улучшения координации, а игра Singstar отлично подходит для улучшения речи. Если кому-то нужны любые другие упражнения, пожалуйста, свяжитесь со мной - я буду рада помочь!

Путём исключения я поставила себе диагноз - болезнь называется острый диссеминированный энцефаломиелит (ADEM) (я нашла это в Google). По существу, миелиновая оболочка, которая окружает нервы, была съедена. У пациентов с этим заболеванием в отличие от пациентов с рассеянным склерозом, оболочка должна вырасти снова с помощью лечения и старых добрых серьёзных физических упражнений. Это болезнь может быть вызвана вакциной и причинять нижний односторонний паралич.
В Google я нашла следующее определение этой болезни: острый диссеминированный энцефаломиелит является неврологическим заболеванием, характеризующимся воспалением головного и спинного мозга, связанным с повреждением миелиновых оболочек. Миелиновая оболочка представляет собой жировое покрытие, которое действует как изолятор нервных волокон в головном мозге.
ADEM может возникнуть в связи с вирусной или бактериальной инфекцией как осложнение прививки или вакцинации, или без предшествующей причины. Начало заболевания внезапно.
Симптомы, которые отличаются у отдельных людей, могут включать головную боль, бред, летаргию, кому, судороги, ригидность затылочных мышц, лихорадку, атаксию, неврит зрительного нерва, поперечный миелит, рвоту и потерю веса. Другие симптомы могут включать монопарез (паралич одной конечности) или гемиплегия (паралич одной стороны тела). Заболевание встречается у детей чаще, чем у взрослых.
На прошлой неделе появилась статья в нескольких австралийских газетах о связи Гардасила с симптомами рассеянного склероза. Сообщалось, что все девушки с этими симптомами полностью восстановились (музыка для моих ушей!). Следует отметить, что ни у кого в нашей семье не было рассеянного склероза или любой такой болезни.
Единственная проблема была у меня в подростковом возрасте - кисты яичников, по поводу чего я принимала противозачаточные таблетки. В семейном анамнезе у многих были раковые заболевания (отсюда назначение мне прививки), но так как выяснилось, что мама не несёт гена рака, то, следовательно, он не может передаться мне.
Итак, что же дальше? Хотя я в настоящее время я не работаю, дни мои посвящены упражнениям и лечению. Я подала заявление в университет на следующий год, чтобы защитить учёную степень магистра среднего образования. Это будет продолжаться два года, что даст мне время для восстановления.
Я продолжаю совершенствоваться, и я полна решимости вернуть себе здоровье на все 100% - носить каблуки, заниматься спортом и танцевать. У меня много планов, в том числе обучение девочек, находящихся в аналогичной ситуации. Будучи больной, я поняла многие важные вещи в жизни.
 
Мой совет другим в аналогичной ситуации:
1. Найти хорошего невролога – того кому вы верите. Это имеет первостепенное значение.
2. Получить программу лечения. Моё лечение - октагам (Octagam) (иммуноглобулин нормальный человеческий – прим. переводчика) - работает медленно и постепенно. Это, может быть, не помогает другим симптомам, но какая-то программа лечения, я чувствую, имеет важное значение.
3. Сделать эмиссионную позитронную томографию (PET) - (это был единственный тест, который хоть что-то выявил у меня). У меня не были обнаружены тяжёлые металлы в анализе мочи, однако вакцина Гардасил полна алюминия, отсюда логично её подозревать. Любой другой тест, скорее всего, ничего не выявляет, и врачи считают, что вы здоровы.
4. Быть логичной, систематической и бороться за получение ответов. Если вы недовольны своим врачом, перейдите к другому (как это сделала я), и подготовьте перечень наиглавнейших вопросов, на которые вы хотите получить ответ. Будьте хорошо информированы - если вам говорят, вы пьяны, вы сумасшедшая, у вас стресс, у вас булимия и т.д. НЕ ВЕРЬТЕ ИМ!!! и отказывайтесь принимать такие ответы. Побочные эффекты от Гардасила лишат вас энергии для борьбы, поэтому убедитесь, что у вас есть кто-то рядом, кто будет защищать вас.
5. Никогда не сдавайтесь! Будут хорошие и плохие дни, будет несколько дней, когда вы почувствуете, что не можете встать с кровати. В такие дни я думаю о трёх вещах, (выберете одну, которая будет работать для вас). Первая: в мире есть люди, которым хуже, чем вам. Вторая: когда вы просыпаетесь утром, вы можете выбрать - или быть счастливой, или грустной. Я хочу быть счастливой. И, наконец, третья вещь: закаляться. (Извините, я знаю, что это жёстко, но для меня это работает!)
Я надеюсь, что это даст вам некоторую проницательность. Я понимаю, что каждый из вас переживает. Это ужасная болезнь, и никто не должен проходить через эти страдания в одиночку. Если кто-то хочет связаться со мной, то я есть на Facebook (Kristin Clulow) или по электронной почте kristinclulow@live.com.au

Благодарю за то, что вы были со мной, и я надеюсь, что это, возможно, помогло!

Письмо 25 Николь (Nicole Marie Goodman) 12 января 2010
Привет, меня зовут Николь Мари Гудман. Мне 18 лет. Я считаю, что Гардасил является причиной моего сегодняшнего состояния. Я не могла поверить, что вакцина может по-настоящему навредить и искалечить всех этих невинных девочек.

Я понятия не имела о прививке, я только слышала, что она предотвращает рак шейки матки, но ни разу не было сказано, что она может повредить, парализовать и вызвать другие тяжёлые побочные реакции и, к сожалению, стать причиной смерти молодых девушек и женщин. Мы должны положить конец этому и полностью прекратить продажу вакцины. Я хотела бы поделиться своей историей с девочками, которые прошли тот же путь, что и я.
Мое путешествие начинается в одну из ночей, когда я пришла домой усталой, было уже поздно, и я решила побыстрее заснуть. Мы были дома одни с моей подругой, так как моя мать, братья и сестры были в отъезде. Когда я уже спала, меня разбудила острая боль в правой икроножной мышце. Сначала, когда только боль началась, я думала, что это простой спазм мышц, пока я вдруг не почувствовала себя хуже. Боль была настолько сильной, что по моему лицу текли слезы, и поэтому я попросила подругу позвонить маме и сказать ей, чтобы она вернулась домой.

Моя мама пришла домой и спросила меня, что случилось. Я рассказала ей об этом, и она предложила приложить холод, а затем тепло. К сожалению, от этого боль только усилилась. Мы с мамой решили, что должны идти в отделение скорой помощи, что мы и сделали. Мне сделали укол в мышцу для её расслабления и сказали, чтобы я терпеливо сидела в течение часа, чтобы увидеть, подействует ли укол на мышечные судороги. Этого не случилось.
Итак, мне выписали наркотики и отправили с ними домой, сказав, чтобы я наблюдала за собой. Два месяца я жила на наркотиках, меня не беспокоили боли, и я чувствовала себя просто прекрасно, пока моя правая голень снова не начала дёргаться. В связи с этим меня направили к ортопеду, который сказал, что у меня, возможно, опухоль в голове. В апреле меня положили в детскую больницу, где я находилась в течение недели. За это время мне сделали всевозможные исследования, которые не обнаружили ничего острого. Было диагностировано кинетическое расстройство движения.

Мне сделали ещё несколько исследований, но ничего не выявили. 4 апреля у меня случился первый припадок. Я чувствовала себя прекрасно, но потом, всё, что я помню – это то, что я встала, чтобы пойти в ванную, и, видимо, не сделала этого, так как моя мать услышала сильный грохот, и моя сестра пошла посмотреть, откуда он слышен. Обойдя все комнаты, моя сестра нашла меня лежащей на полу. Прибежала моя мать и, увидев меня, позвонила по номеру 911.
Скорая помощь прибыла через пять минут, и меня отвезли в больницу Тоби Вэрхэм. Там я пришла в сознание, но по-прежнему была вялой, и это держится до сих пор. В больнице мне сделали несколько тестов и исследовали работу крови. Меня перевозили из одной больницы в другую. В конце концов, меня выписали домой на костылях под наблюдение моего лечащего врача.
Затем в октябре я вновь попала в отделение скорой помощи с хроническими болями в животе, постоянной рвотой и необъяснимой потерей веса. У врачей создалось впечатление, что у меня аномалия в тонком кишечнике. После серии исследований, таких как МРТ, ЭКГ, ЭЭГ, ЭМГ и лабораторных анализов, была выявлена уже аномалия на ЭКГ, и я была помещена с проблемой сердца в отделение интенсивной терапии. Врачи, на самом деле, не могли найти причины моих проблем, а мой резко потерянный вес и другие симптомы просто медленно начали дрейфовать прочь.

У меня прогрессировал тремор, и было несколько обмороков. Я возвращалась из вечерней школы и, выходя из своего джипа, я полностью на время потеряла сознание, а, когда я подошла к лестнице, то там я снова рухнула. После последнего эпизода в октябре, меня вновь забрали в больницу Тоби, там провели исследования, а затем перевели в другую больницу. Там меня осмотрела команда неврологов. где я имела дело с невежественными врачами, сказавшими мне, что это всё идёт от моей головы. Так что я была отправлена домой в инвалидной коляске, являясь не мобильной.
Я находилась дома крайне слабой в течение недели, а затем через неделю моя нога оказалась твердой как камень из-за повышенного тонуса. Это продолжалось неделями. Меня направили к физиотерапевту, который сказал мне, что это вызвано дистонией, и направил меня в детскую больницу, где снова провели исследования.

В каком-то анализе были обнаружены изменения, для интерпретации которого была необходима консультация хирурга. После его консультации, в тот же день, мои родители и я встретились с командой неврологов, которые были убеждены, что у меня конверсионное расстройство. После выслушивания всего того, что мне наговорили, моя голова раскалывалась, и я потребовала, чтобы меня выписали из больницы в тот же вечер.
У меня усилился мышечный тонус, который потом распространился на мочевой пузырь и руку. Сейчас я ношу свою левую руку в слинге из-за повышенного тонуса и боли. Это сейчас моё постоянное состояние.

Я хотела бы поблагодарить всех, кто нашёл время прочитать мой рассказ. Все, кто хочет задать вопросы о моей истории или поделиться своими симптомами, может написать мне на nikkigood3@gmail.com или пригласить меня в друзья на face book.
Ещё раз спасибо! Никки (Николь Goodman)

Ниже вы видите ссылки к статьям в Cape Cod Online, сообщающим не только о Николь, но и о некоторых других девочках, которые также стали больными после введения им вакцины Гардасил.
 
Категория: О прививках | Добавил: dobranada (05.12.2010)
Просмотров: 447 | Теги: вакцинопрофилактика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: